menu
 
Вы читаете: Открытия «Открытого города»

Открытия «Открытого города»

Директор Московской архитектурной школы МАРШ Никита Токарев подводит итоги образовательной выставки «Открытый город» и называет четыре качества, важные для будущего архитектурного образования.

09 Февраля 2017

Директор Московской архитектурной школы МАРШ Никита Токарев подводит итоги образовательной выставки «Открытый город» и называет четыре качества, важные для будущего архитектурного образования.

Возможно, пристрастный исследователь когда-нибудь признает прошедшую в октябре прошлого года в Музее Москвы конференцию и выставку «Открытый город» поворотным пунктом в истории архитектурного образования в России. Впервые образование обсуждалось и оценивалось не как обычно в своем кругу с ведомственной точки зрения Министерства образования или стандартов или правил Рособрнадзора. К слову сказать, приди Рособрнадзор на выставку, глядишь, спасали бы сейчас наши школы, как Европейский Университет в Санкт-Петербурге. Неизвестно, впрочем, нашлись бы высокие заступники у архитектуры.

В рамках конференции сделана попытка посмотреть на образование извне, со стороны современных подходов к архитектурной практике и перспектив ее развития, глазами профессионального сообщества, пусть и представленного Москомархитектурой. Ну нет у нас своего RIBA. Союзу архитекторов сейчас явно не до студентов, вот и приходится Москомархитектуре играть не свойственную ей роль профессионального цеха. При таком подходе итог оказался, увы, предсказуем: их 10 приглашенных к участию школ активно включились в обсуждение предложенных тем МАРШ, ВШУ и «Стрелка». Остальные ограничились участием в экспозиции и торжественном открытии.

Как с любым новым начинанием, нелегко по первому опыту оценить результаты. Очень ценно то, что Citymakers проведено и опубликовано первое исследование по архитектурному образованию в Москве, обозначены важные для нас сегодня темы. На одной из них хочу остановиться подробнее.

В постиндустриальном экономическом и социальном укладе (а мы в России похоже только сейчас осознаем его наступление, в архитектуре уж точно) центр тяжести по-видимому смещается с собственно профессиональных знаний и умений («план-разрез-фасад») к soft skills. Отчасти это происходит из-за быстрой смены задач не укладывающихся в знакомую до боли цепочку «клуб-гараж-поселок-школа-жилой дом средней этажности-...музей-далее везде», отчасти оттого, что все больше рутинной работы автоматизируется и надо учиться тому, чего не умеет (и не будет уметь) машина. Конкуренция становится острее, не просто между бюро или созданными ими формами, кто круче закрутит, а между смыслами, которые мы порождаем. И тут мы взаимодействуем и с медиа, и с властью, и с публикой, а не только с заказчиком, боремся за внимание и понимание.

Думаю, что не ошибусь, если назову четыре качества, важные для будущего образования независимо от того, радеем ли мы за традиции или нет, ругаем Болонскую систему или принимаем, идем в мировую архитектуру или заняты импортозамещением. О них в той или иной форме не раз говорили участники конференции.

Самостоятельность студента в постановке проблемы и выборе решений. Проект — это ответ на вопрос, который прежде надо перед самим собой (и своей командой) поставить. Нужны форматы учебы, которые побуждают к самостоятельности: задания с открытым результатом, эссе, ориентированные на выработку собственной позиции. Нужно в конце концов время для самостоятельной работы, свободное от обязательных занятий.

Анализ и исследование как часть проектной работы. Сейчас уже редкий проект, крупный конкурс, обходится без исследования или включенного в материалы конкурса или предложенного в виде задачи для его участников. Исследование — это и есть путь к постановке вопроса. Не обязательно научное исследование, скорее погружение в материал, в контекст, в изучаемую проблему с помощью как рациональных, так и эмоциональных средств. Исследование должно стать составной частью проекта и оцениваться вместе с проектным решением, которое из исследования вытекает.

Гуманитарная направленность образования. Больше читать, писать, учиться искусству коммуникации в команде, диалогу, аргументировать свои проектные решения. Дело не только в прикладных умениях, а в том что архитектура — это сначала про людей, а не про формы, камни и бревна. А людей понять можно только через философию, социологию, психологию, поэзию, наконец.

Вернуть архитектуре ее универсальность. Кажется, что создавая все больше отдельных курсов, специализаций, мы расширяем поле архитектуры. Теперь никуда без экономики, политологии, устойчивого развития и т.д. Но часто эти дисциплины не складываются в голове студента в одну картину мира, остаются разрозненными. У каждого прдмета свой учебник, свой экзамен. Будущее, вероятно, за интегральными курсами. Их немного, и они собирают в крупные смысловые блоки технический, гуманитарный и профессиональный цикл, профессиональные навыки и иснтрументарий, проектирование и исследование.

На главном образовательном форуме России EdCrunch нет секции про архитектурное образование. Про архитектуру школ есть, а про то, как научить эти школы проектировать — нет. Уверен, если сделать конференцию подобную «Открытому городу» регулярной, охватить еще и регионы России, обсуждать архитектурное образование вместе с архитекторами, инженерами, гуманитариями, то результаты такого разговора по существу обязательно скажутся. Архитекторы знают, что наш заказчик не всегда тот, кто «заказывает музыку». Также и за образование нам отвечать не перед Минобром, а перед завтрашними жителями, зрителями, еще не рожденными обитателями еще не построенных городов.


Истории с первой полосы
Загрузить еще