menu
 
Вы читаете: Первые впечатления: в ГМИИ им. Пушкина открылась выставка Пиранези

Первые впечатления: в ГМИИ им. Пушкина открылась выставка Пиранези

Выставка «Пиранези. До и после. Италия-Россия. XVIII–XXI» показывает, как формировалась творческая личность итальянца, и какое влияние оказало его искусство на последующие поколения художников и архитекторов.

21 Сентября 2016

Выставка «Пиранези. До и после. Италия-Россия. XVIII–XXI» показывает, как формировалась творческая личность итальянца, и какое влияние оказало его искусство на последующие поколения художников и архитекторов.

В экспозицию вошли более 100 офортов мастера. Впервые российские посетители увидят листы из четырехтомного сочинения «Римские древности» (1756). Работы последователей Пиранези охватывают период с конца XVIII до XXI века. Кураторы собрали наследие художников и архитекторов екатерининской эпохи Джакомо Кваренги, Чарльза Камерона, Винченцо Бренно и мастеров русского авангарда — Ивана Леонидова, Константина Мельникова, Якова Чернихова, Ильи Голосова.

В общей сложности в залах ГМИИ выставляют 400 произведений. Выставка продлится до 13 ноября. Информация по работе и экспозиции залов доступна на сайте музея.

Публикуем первые впечатления посетителей с вернисажа выставки. Историк архитектуры Анна Броновицкая обращает внимание на серию рисунков «СССР 2001 года» архитектора Георгия Гамон-Гамана:

Евгений Асс на злобу дня публикует инструкцию Пиранези, как строить дороги:

Искусствовед Василий Успенский пишет о привезенных из римской Калькографии гравированных досках с «Тюрьмами»:

Специально для экспозиции художник Валерий Кошляков создал работу «Рим. Форум», связав эпоху Пиранези с XXI веком.

К открытию выставки газета «Коммерсант» подготовила отдельный обзор «Зеркало русской имперскости»:

«Самой последней работой итальянского патриота Пиранези стали „Виды Пестума“ — изучать храмы древнегреческой колонии возле Салерно он отправился, чтобы „разобраться, на каком основании весь мир считает, что Италия обязана своим искусством Греции, а не наоборот“. По прекрасным „Видам Пестума“ трудно сказать, обнаружил ли он в греческих храмах произвол, неправильность и монотонность, какие ранее заочно приписывал грекам, или же нашел определенные достоинства. Награвировав „Виды Пестума“, Пиранези умер — может быть, и усомнившись в своей проримской позиции. Но даже если так — не беда: Греция — это же будущая Византия, а Византия... Вот ведь и Екатерина II с ее „греческим проектом“ и любовью к эллинистам обожала Пиранези — и никаких идеологических противоречий не ощущала. Повторим, это чрезвычайно актуальный российский художник».


Истории с первой полосы
Загрузить еще